ДЕНЬ КОРЕННЫХ НАРОДОВ МИРА: КАК МЫ СДЕЛАЛИ ОБЕРЕГ ОТ ЗЛЫХ ДУХОВ И ЗАХОТЕЛИ УЕХАТЬ НА ТАЙМЫР

11 августа в Красноярске прошел День коренных народов мира. К нам приехали представители малочисленных народов Крайнего Севера и Дальнего Востока, чтобы познакомить жителей края со своим образом жизни. Целый день они удивляли гостей особенностями своего быта и культуры. Корреспонденты портала «Культура24» посетили все площадки праздника и готовы рассказать, как это было.

Малый концертный зал краевой филармонии на один день стал пристанищем для удивительных людей, приехавших из Таймыра, Эвенкии, Магаданской области, Якутии и других регионов нашей страны. Горловое пение, обряды шаманов, резьба по кости и другие уникальные виды творчества, которые редко встретишь на одной площадке – сегодня в самом центре Сибири.

Мы много слышали об этносах и народах, которые существуют у нас в крае, но признаемся, что вряд ли отличим ненца от эвенка. Чтобы разобраться наконец в особенностях, обрядах и обычаях каждого народа, мы сразу отправились знакомиться с носителями культуры.


Вокруг обереги и амулеты, нарядные костюмы, какие-то игрушки и картины – глаза разбегаются. Замечаем небольших куколок в национальных платьях, у которых вместо головы – утиный клюв. Оказывается, у ненцев в такие куклы из покон веков играли дети. После удачной охоты родители, разделывая птицу, оставляли клювы для игрушек – нос утки означал, что кукла – девочка, а нос гуся, что – мальчик. Дети сами шили одежду своим куклам и составляли целые семьи – старый клюв был у кукол-дедушек и кукол-бабушек. Так, ненцы играли в «свою жизнь».

Самобытный народ. Под впечатлением от немного диковатых национальных кукол, мы решаемся сделать нечто подобное своими руками и отправляемся на мастер-класс «Оберег из оленьего рога». Кстати, на севере олень – это животное, без которого местные жители бы просто погибли. Это не только средство передвижения, но и еда, тепло (вся одежда сделала из шкур этих животных), материал для рукоделия и даже свет (в темные полярные ночи чум освещается свечами из оленьего жира). Поэтому мы просто не могли уйти, не узнав, как же они делают эти амулеты из костей этих священных животных.


Художник Дома народного творчества Анна Яроцкая помогла нам – первым делом мы выбрали трехцветных поясочек и конец иголки закрепили в подушечку. По словам мастера, поясок нужно заплести в косичку приговаривая в него все свои желания, после чего на конце завязать крепкий узелок. После – нужно выбрать одежду и туловище куколке. Одежда – цветные лоскуты ткани, а тело – настоящий олений рог, привезенный из Таймыра. Затем мы завернули рог в одежду, завязали его пояском и сделали три крепких узелка. Такую куклу-оберег нужно взять в ладони, немного сжать и отдать ей ему все свое тепло, а потом положить в свою сумку – тогда, по обычаю, он начнет действовать и оберегать от несчастья и болезней.

Тут нас уже было не остановить – чужая культура настолько увлекла, что мы решили сделать все амулеты и обереги мира. На пути нам встретились представители эвенов (не путать с эвенками) из Магаданской области. Эвены (они же эвыны) проживают на Колыме, в Чукотке, на Камчатке, а также в Хабаровском крае. Мастера-эвены предложили нам сделать оберег от злых духов. Но с первых минут что-то пошло не так – то ли мы были слишком вовлечены в разговор с гостями, то ли злым духам не понравилась наша идея, но мы все никак не могли совладать с иголками и то и дело протыкали пальцы. В общем – решили мы, что для одного дня оберегов достаточно, и положили глаз на национальный костюм.

Традиционная одежда эвенов во многом схожа с традиционной эвенской. Покрой костюма одинаков для мужчин и женщин. Отличаются они лишь размерами и количеством украшений. Например, мужскую будничную одежду хокимча, отделанную скромным черно-белым меховым орнаментом, не украшают, а женскую кукуйдэ богато оформляют разноцветными полосами и бисером. Летний комплект одежды отличается от зимнего только материалом. Зимний шьют из меха оленя, поскольку он лучше других сохраняет тепло, легок и не стесняет движений. Орнамент эвенской одежды – главная изюминка традиционного костюма. При создании орнамента используют аппликацию, тиснение, меховую мозаику, вышивку белым и крашенным охрой оленьим подшейным волосом, цветными мулине, бисером, реже стеклярусом.

В этот день мастер-классов было очень много, и, как мы не старались, но нам так и не удалось их все обойти. Тем временем пришел черед мастер-класса Надежды Бабкиной и ансамбля «Русская песня», который в Красноярске тоже очень ждали.


«Ты моя, моя долина, ты моя, моя долина, ты долинушка моя, долина моя!» – всем, кто в детстве занимался в музыкальной школе, знакома эта распевка. Именно с нее начали свой мастер-класс артисты ансамбля «Русская песня» под руководством Надежды Бабкиной. В зале – студенты Красноярского колледжа искусств им. П.И. Иванова-Радкевича и солисты красноярских коллективов, которые пришли учиться у лучших. Сначала распевку исполнили артисты на сцене, а затем сделали это вместе с залом. На третий раз хочется запеть и нам, но, увы, мы так не умеем.

После нескольких показательных упражнений, артисты поют известную, пожалуй, каждому россиянину песню «Черный ворон», но в необычной версии. От звука их голоса все вокруг замирает, кажется, что поет один человек, а не десять – настолько единым целым они являются. Надежда Бабкина подчеркивает, что их коллектив открыт к экспериментам, и после этого показывает пример исполнения свадебной песни в плакательной манере. Сказать, что эксперимент удался, – не сказать ничего.


После мастер-класса отправляемся на площадь перед филармонией. Перед нами чумы северных народов, наугад заходим в один из них.

«Девочки, пять минут погуляйте еще, потом зайдете», – сходу отвечает нам пожилая северянка в красивом национальном платье.

Послушно ждем на улице. После того, как из чума выходит экскурсионная группа, заходим мы. Северянка оказывается известным краеведом Анной Абдиваитовой, представляющей долганский народ. Она рассказывает нам о быте и жизни народов Таймыра и Эвенкии, об устройстве чума, о том, как узнать национальность только по тому, как человек сидит на санях, и многое-многое другое. Кажется, что мы перенеслись вместе с этим чумом на край земли, и кроме нас в мире никого больше нет. Анна Никоновна приправляет свой рассказ забойными шутками и говорит, что жутко скучает по тундре, потому что уже десять лет живет на юге – в Шушенском.


«Когда еду по Хакасии, вот мне хорошо – степь похожа на тундру, свободно, просторно. А когда захожу в тайгу, сразу тесно становится», – делится она.

Анна Никоновна читает нам стихи на долганском, учит с нами как будет «мама» и «дом» на их языке, дарит нам амулеты из кости оленя, угощает вкуснейшей северной рыбой и дает цветные ленточки, которые мы должны привязать к рогам оленя на улице, чтобы наши желания сбылись.

Нам сложно представить даже один простой день из жизни северных и дальневосточных народов. У них нет постоянного места жительства, нет никаких якорей и рамок – они во всех смыслах свободны. Все, что им нужно, – это чтобы олени были здоровы и поскорее вышло солнце, потому что в длинную полярную ночь оно не поднимается выше горизонта. Они все еще шьют себе одежду сами, расшивают ее бисером (это просто сумасшедший труд) и мастерят игрушки для детей. Вечерами они сидят возле очага и рассказывают легенды и истории. Трудно поверить, что где-то в мире, еще есть такая живая и такая целостная культура. А она вот – совсем рядом.