РЕЖИССЕР ЕКАТЕРИНА ЛОЖКИНА-БЕЛЕВИЧ: «ПЕРВЫЙ ИЗ СЕМЬИ, КТО ДОЛЖЕН ПРИЙТИ НА СПЕКТАКЛЬ С МАЛЫШОМ НА РУКАХ, – ЭТО ПАПА»

23 сентября в Красноярском театре кукол начинается 80-й театральный сезон. Юбилейный год пройдет под знаком «Молодая режиссура – детям», и откроет его трогательный спектакль «Колыбельная для мышонка» по мотивам произведений Самуила Маршака.

Режиссером спектакля стала молодая мама, номинант премии «Золотая маска» из Санкт-Петербургского театра кукол Екатерина Ложкина-Белевич. Екатерина закончила мастерскую Руслана Кудашева Санкт-Петербургской академии театрального искусства (СпбГТИ) по актерскому направлению и режиссером стала не сразу. Кстати, именно Руслан Равильевич в нашем кукольном театре поставил спектакль для взрослых «Хармс. Анекдоты. Случаи. Стихи».

«Культура24» поговорила с режиссером Екатериной Ложкиной-Белевич о профессии, детстве, отношениях с артистами и современном театре, а также узнала, чем будут удивлять маленьких зрителей в новой постановке.

Спектакль «Колыбельная для мышонка» (3+) рекомендован исключительно для совместного семейного просмотра. Потому что послушать колыбельные народов мира будет интересно и познавательно не только малышам, но и их родителям. И первый из семьи, кто должен прийти с малышом на руках, – это папа. Так считает режиссер. А еще обещает, что никто из зрителей не останется равнодушным, ведь тема отношений мамы и ребенка – самая нежная и важная.


– Как получилось, что из актрисы вы переросли в режиссера?


– Получилось так, что нам на курсе очень повезло. У нас был «золотой» педагогический состав, ведущие мастера Петербурга – Руслан Кудашов, Яна Тумина, Сергей Бызгу, Галина Бызгу. Это настоящие мастера драмы. Обучение в академии было комплексным, то есть конкретно режиссуре нас не учили. Мастера давали знания по всей театральной структуре. Мы и с драмой работали, и с куклами, предметами, символами занимались. За пять лет обучения узнали даже про свет и звук – ведь мы с первого курса уже играли в спектаклях. Нас воспитывали как творцов. Например, Руслан Равильевич давал задание – выбрать сказку, после чего мы приносили свои эскизы и показывали, как каждый видит спектакль на сцене. В Санкт-Петербургском большом театре кукол по таким студенческим работам поставили два спектакля – «Бармалей» и «Оловянный солдатик», где мы тоже задействованы. Я тоже активно играю.


– А в какой момент вы поняли – хочу ставить спектакли для детей?


– Как-то я участвовала в спектакле (не в Большом театре кукол), который мне показался не совсем хорошим, и подумала, что могла бы поставить лучше. Хотя на тот момент и не умела. Я решила дерзнуть и поставила один новогодний спектакль, после которого поняла, что вроде бы что-то могу. Затем, когда я готовилась стать мамой, возникла идея спектакля «Цыпленок». Про него я думала давно, но именно во время беременности поняла, что теперь знаю, как это делать. После выхода спектакля меня номинировали на «Золотую маску». Это в свою очередь подтолкнуло руководство разных российских кукольных театров приглашать меня как режиссера. И мне очень приятно.


– Сколько сейчас в вашем репертуаре спектаклей? И какой из них самый популярный?

 «Колыбельная для мышонка» – пятый спектакль в моем репертуаре. «Цыпленок» – лидирует по популярности. Он хорошо идет, потому что постановок для самых маленьких у нас очень мало (возрастное ограничение 0+). Даже с 10-ти месячными детками приходят. Как-то на «Цыпленка» пришли два 10-ти месячных близнеца. Они сидели с сосками во рту. Один, правда, после начала спектакля, когда выключили свет, испугался, и мама с ним ушла. А второй вместе с папой посмотрел весь спектакль. 

 
– Мечтаете ли вы поставить спектакль для взрослых?

 Конечно, я хочу когда-нибудь попробовать поставить спектакль для взрослых, но такой ответственности сильно боюсь (смеется). Мне кажется, что пока не знаю, как это делать. Ведь это совсем другое. Возможно, если я найду интересный материал, которым загорюсь так же, как и «Цыпленком», то тогда и дерзну. Пока что я читаю только детский материал. Работать для детей мне очень нравится, и я рада, что получается. 


– Как часто от лица режиссера вы принимаете участие в театральных фестивалях?

– Мы много ездим на фестивали с Большим театром кукол. Но там я участвую в основном как актриса. Кстати, 6 октября мы приедем в Красноярский театр юного зрителя на фестиваль «Язык мира» и сыграем спектакль «Далеко-далеко». Как режиссер я принимаю участие везде, куда меня приглашают. Например, спектакль «Цыпленок» активно ездит по фестивалям, совсем недавно отправился в Махачкалу. В «Цыпленке» труппа состоит из трех человек. У меня вообще в спектаклях почти всегда задействованы три человека. А сейчас мечтаю сделать с двумя или одним. В «Колыбельной для мышонка» тоже играет три актера – мой любимый состав труппы. Два – мало, четыре – много, три – в самый раз. 


– Что движет вами, когда вы беретесь ставить спектакль для детей?


– Самое важное для меня – это команда. Если команда хорошая – я готова не спать, уходить с головой в спектакль. Я рада, что в Питере могу выбирать команду сама. Это почти всегда одни и те же люди, мои любимые артисты. У меня есть два артиста, без которых я вообще не могу жить. Это мой муж Михаил Ложкин и «звезда на все времена» Ренат Шавалиев. Люблю, когда процесс постановки идет так, что ты не различаешь, кто за что отвечает. Мы ведь все творим. Художник по свету может сказать, что пластика тела должна быть немного другой, актер может сказать – слушайте, так здесь же надо прописать фактуру в эту мелодию – да, отлично, давай пиши! Вот это просто потрясает. И так получается больше, объемнее, круче. Если ты работаешь командой, обязательно нужно слушать мнение тех, кто рядом. Я обожаю актеров и вдохновляюсь от них. И здесь, в Красноярске я тоже счастлива. Сначала я боялась, ведь это мой первый выезд. И я думала – как я буду, что я буду, что мне с ними делать, шесть человек артистов, я их не знаю, разные по возрасту. Но артисты как-то сразу включились в работу, и начался классный процесс. Мне важно, чтобы актеры любили и берегли спектакль. 

   – Как думаете, почему свой первый выездной спектакль вы ставите именно в городе Красноярске?

– В этом году спектакль «Цыпленок» и красноярский «Хармс» принимал участие в театральной премии «Золотая маска». Я думаю, Татьяна Владимировна [директор Красноярского театра кукол – прим.] хорошо относится к Большому театру кукол и постановкам Руслана Равильевича в частности. А поскольку я его ученица, то, возможно, именно это сподвигло руководство театра пригласить меня. 


 – Почему выбор пал на произведения Самуила Маршака «Сказка о глупом мышонке» и «Сказка об умном мышонке»? 


– История простая. Мне дали некоторое время на выбор материала. Я стала активно выбирать сказки для самых маленьких, потому что нужно было ориентироваться на возраст 3+. И тогда вспомнила, что мама мне всегда говорила: «Доча, а вот эта сказка очень хорошая, когда мама мышонку колыбельную поет». На что я отвечала: «Да-да, мама, как-нибудь прочитаю». И вот настал момент, когда я про нее вспомнила, прочитала, расплакалась и поняла, что хочу это делать. Моя мама – мой гуру. Она вообще мне много подсказывает по материалу. 


– Каким будет премьерный спектакль? Раскройте несколько секретов?


– На сцене во время спектакля находится четыре человека: мама, мышонок и третья актриса, которая играет нянюшек и кошку. Четвертый артист – «магическая фея», которая помогает всему осуществляться на сцене, в кукольном театре его называют «черным человеком». Художник Марина Завьялова создала совершенно чудные декорации. На сцене будет много колыбелей. Всех секретов раскрывать не буду, скажу, что история получилась очень нежной, интимной. Сложной механики не будет, но будет много красоты. Чем проще мы поставим спектакль на сцене, тем точнее, правильней и лучше будет для детского восприятия. В постановке будут замечательные мышата, планшетные и теневые куклы. 


Мы постарались сделать так, чтобы все сцены были разнообразны, интересны и узнаваемы для детей: характеры, повадки артистов. Мне, как режиссеру, конечно, хотелось бы, чтобы дети узнали в себе мышонка и прониклись к нему. И чтобы для мам эта история тоже стала узнаваемой. В спектакле мы ничего не придумывали, а брали из своей жизни, вспоминали, какие сами были в детстве и какие у нас чудесные мамы. 



– Будет ли в спектакле элементы иммерсивного театра?

– Иммерсивные спектакли я не люблю – мне нравится театр в чистом виде. Я знаю, что сейчас это модно и круто. Мне кажется, что главное – это история, и если иммерсивные элементы необходимы для истории – тогда да. Театр для детей должен чему-то учить, что-то в них закладывать. Современные эффекты вызывают в детях «вау», но в голове ничего не происходит. Я люблю театр, где есть персонаж, образ, история, которую знают люди, есть красивый свет, музыка, которая в нас откликается, есть красивые артисты.