«МИР И МIРЪ»: КАК ПАХНЕТ КРАСНОЯРСКАЯ БИЕННАЛЕ И КАКОВА ОНА НА ВКУС

5 октября в Музейном центре «Площадь Мира» открылась XII Красноярская музейная биеннале «Мир и мiръ», посвященная русской деревне. Выставка будет работать до конца февраля. Культура24 в числе первых прошлась по новой экспозиции и даже «попробовала» некоторые экспонаты. Рассказываем, какова на вкус и цвет красноярская биеннале.


Отметим сразу, что проект биеннале огромный – 40 художников из Австрии, России, Голландии, Англии и Украины работали над своими арт-объектами больше года. Куратор выставки – известный в музейном мире человек, директор Австрийского культурного форума в Москве – Симон Мраз не первый раз сотрудничает с красноярским музеем: в 2009 году он был членом жюри VIII биеннале «Даль». Для идеолога выставка «Мир и мiръ» стала в своем роде продолжением его прошлого проекта «Надежда», где австриец исследовал старые российские индустриальные центры. В качестве нового источника вдохновения для Симона Мраза выступила русская деревня с ее архаичностью, аутентичностью и неповторимым колоритом.

Год красноярской биеннале совпал с большим и важным юбилеем для российской истории – столетием Октябрьской революции. Тема революции хоть и не является кричащей, но прослеживается во многих проектах биеннале. В частности, фотовыставка Ельцин-центра «Август 91-го. Люди на площади» рассказывает о днях, когда то, что строили в 1917-ом, перестало существовать.

Стоит отметить, что в центре многих арт-проектов стоят реальные люди и их истории.  Художники из Нидерландов Ясмайн Виссер и Штефан Шефер две недели провели в Калмыкии, чтобы исследовать вопросы коллективной памяти депортированных в Сибирь во время сталинского правления калмыков.  Во время Великой Отечественной войны часть калмыков сотрудничала с нацистами, за это в 1943 году многие офицеры были отправлены в ГУЛАГ и сосланы в разные районы Сибири. Художники пытались разобраться, как, спустя много лет, калмыки снова обретают свою культуру, заново учат свой язык и создают новую идентичность. Штефан Шефер отметил, что больше всего в Калмыкии его поразила мода, дети и буддизм. Мода, потому что женщины и девушки очень стильные, их одежда украшена национальными узорами; дети, потому что в каждой семье их много; а буддизм, потому что он ярко выражен практически во всех аспектах жизни калмыков, что довольно нетипично для России. В результате поездки художники сняли небольшой фильм, в котором четкое прослеживается главный концепт биеннале – противостояние мира прошлого и мира настоящего.

Другую культурную экспедицию совершили студенты университета искусств и дизайна Линца. Они неделю жили в Белоруссии и исследовали местные колхозы. Пожалуй, их инсталляция больше других ставит в недоумение – какие-то банки с цветными крышками, сделанными будто из жвачки, забор с забытым кем-то нижним бельем огромного размера, простыня с нарисованным ручкой сюжетом. В общем – забудьте все, что вы знаете о Белоруссии, эта инсталляция покажет ее с самой неожиданной стороны.


Фото: Дмитрий Штифонов

Леонид Тишков, получивший государственную премию в области современного искусства «Инновация» как лучший художник года, представил проект «Светелка» – деревенскую избушку с настоящими ставнями и светодиодным ковриком – символом света русской избы. На входе в качестве флага (или знамени) закреплен коврик уже настоящий, сотканный руками матери художника. Атмосферный проект, который переносит во времена детства и бабушкиного дома, который был в жизни, пожалуй, каждого из нас.


Борщ с приставкой «трансцендентальный» стал главной интригой биеннале. Экспонат-робот на наших глазах готовил два вида борща, ориентируясь на индекс трансцендентальности текстов 1917-го и 2017-го годов. Объяснить работу механизма простому человеку будет довольно сложно, но те, кто попробовал в итоге борщи, напоминающие по виду смузи, признали, что революционный борщ вкуснее современного. Правда, тут же добавили, что рука робота чувствуется – в обоих борщах не хватало «души».

Некоторые художники использовали в качестве материалов непривычнее вещи, например, жженый сахар (чтобы создать огромную карамельное полотно на стене), сухостой с острова Татышев (чтобы перенести посетителей в подмосковную деревню), настоящий забор (чтобы вырезать в нем слово «мир» и перенести его на стену музея в переделанном варианте «мiръ»). Про все рассказывать не будем, чтобы не портить вам впечатление, но удивиться действительно есть чему.


Фото: Дмитрий Штифонов

А есть то, что может возмутить своей простотой и привычностью. Например, фотовыставка про день села, которая рождает у многих очевидный вопрос: «О, у меня таких фотографий в архиве штук 100 с поездок в деревню с друзьями, это что тоже искусство?». В данном контексте – да, искусство. Потому что дополняет образ русской деревни, создает впечатление и вызывает у вас эмоции узнавания и причастности.

Отвечаем на свой же первый вопрос – биеннале пахнет сухостоем и жженым сахаром. И каким-то детством что ли. Когда приезжаешь на все лето в деревню к бабушке и на три месяца забываешь о машинах, городской суете и школе. До конца февраля русская деревня, увиденная глазами иностранцев и наших соотечественников, открыта для каждого. Адрес вы знаете.