Женщина в Антарктиде: интервью с режиссером Ольгой Стефановой

Московский режиссер, автор трех документальных фильмов о континенте, расположенном на самом юге Земли, Ольга Стефанова в эти выходные представила свой фильм «Станция «Восток». На пороге жизни» в Красноярске. «Культура24» узнала, каким она увидела место, где до сих пор не было найдено никаких признаков жизни. 

 

 

 

 

 

 

 

 

1 /

О работе над фильмами

Все свои экспедиции я отрабатывала в одиночку. Во-первых, одной снимать намного дешевле, а, во-вторых, это добавляет определенной камерности, возможности войти в доверие к героям. Плюс — это дополнительная мобильность.

Для фильмов «Русская Антарктида: XXI век» и «Станция «Восток». На пороге жизни» я снимала все, что видела – ведь это были обзорные фильмы. В первом случае передо мной стояла задача рассказать, как полярники едят, спят, работают и так далее, во втором – как живут и что делают уже не на берегу, а в самом сердце Антарктиды.

Год жизни на «Беллинсгаузене» подарил мне 115 часов материала, которые в итоге превратились в полнометражный фильм «Зимовка» — мой первый фильм об Антарктиде. Я ехала с конкретной задумкой: снять пятнадцать разных историй. Именно столько человек зимовало на станции, не считая меня. Ребята шутили, что нас было пятнадцать с половиной (улыбается). Я хотела показать истории конкретных людей и конкретных профессий. Но кто-то открылся меньше, кто-то больше, а кого-то вообще не пришлось снимать. Как говорит моя крестная мама, документальное кино снимает Бог. В этом смысле документалисту нужно быть очень наблюдательным, чтобы уметь разглядеть детали.

К тому же, каждый раз попадая в среду полярников, я брала у них флешки и диски с любительскими роликами, которые они снимали для себя на телефоны или камеры. Они становились частью всех моих фильмов, но большая часть этого уникального архива любительского видео вошла именно в фильм о станции «Восток».

 

 

 

 

 

 

1 /

О женщине в мужском пространстве

Пробиваться в Антарктиду было трудно не только советским женщинам, но и американкам, немкам, британкам. Мужчины долгое время стояли горой и никого не пускали. На русских и китайских станциях до сих пор не принято зимовать смешанным составом. После моей зимовки на континенте было еще двое девушек-биологов. Сейчас ушла шестьдесят третья российская антарктическая экспедиция. Вот и получается, что за шестьдесят три года освоения русскими Антарктиды зимовало там всего семь женщин.

И причиной тому не какие-то объективные слабости женского организма, а скорее особенности менталитета. Наши полярники идут буквально преодолевать трудности. У чилийцев, например, на станции зимует восемьдесят человек. Из них – одиннадцать офицерских семей, которые живут там с женами и детьми. У них на станции есть школа, банк, почтовое отделение. И когда ты выходишь из места, где все преодолевают трудности, а рядом чилийские дети на санках катаются, то не заметить разницу в мироощущении невозможно. 

 

 

 

 

1 /