Люди в культуре: художница Анастасия Федорова

Молодая художница, популяризатор стрит-арта в Красноярске за последний год приняла участие в XII красноярской музейной биеннале, томском фесте музыки и искусства Street Vision, и сделала многометровое граффити на спуске к набережной. Говорим с Настей об уличном искусстве и ее большой работе (200 метров как никак!).

Совместная работа Насти и художника Андрея Азбуниака на фестивале Street Vision в Томске 

 

Фестиваль на «Каменке» 

 

XII красноярская музейная биеннале 

 

1 /

Довольно неуютно чувствуешь себя, когда выходишь порисовать на улицу, даже в нелюдном месте.
Как считаешь, есть ли вообще стрит-арт в Красноярске, культура создания граффити? Понимают ли у нас люди, что это не вандализм, а искусство?

Направление стрит-арта развито у нас пока слабовато. Довольно неуютно чувствуешь себя, когда выходишь порисовать на улицу, даже в нелюдном месте. Словно кто-то точно сзади подойдёт и наорет: «Чего стену портишь?!». Хотя по последнему опыту, заметила, что так говорят в основном пожилые люди. Им, видимо, по привычке кажется, что раз человек с баллончиком, то определенно нарушитель. Тем не менее, наша набережная сейчас наполняется рядом потрясающих работ, достойных внимания, и уже есть место, где можно прогуляться и на природу посмотреть, и на настоящее уличное искусство. Мне кажется, вандализмом можно назвать работы с негативным оттенком. Сейчас среда наполняется уже не такими классическими изображениями граффити, и какие-то работы правда завораживают, открываешь что-то новое. При этом все случаи отношу к понятию «искусство», просто каждое его проявление преследует разные цели. Вообще открыла для себя вандализм еще с одной стороны. Когда руководство города начинает распоряжаться пространством в угоду себе, не считаясь с тем, что над ним работали художники — это тоже вандализм. Но он нигде не прописан, поэтому в вопросе порчи объектов на художников легче сослаться.



Сам город поддерживает или, наоборот, стопорит развитие стрит-арта?

Смотря, кто стоит за словом город. Один человек стопорит, другой, напротив, пробивает. Конечно те, кто на стороне его развития, пока что в меньшинстве.

Ты просто что-то рисуешь, а у кого-то уже есть об этом мнение. Круто.
Ты — автор работы на спуске к набережной за Центральным парком, расскажи о ней. Это бы заказ?

Конкурс молодежных проектов «Искра». В нем я участвовала еще в прошлом году от музейного центра «Площадь Мира» — попросили помочь, пришла, строили городок близ музейного центра. Я тогда не понимала, где вообще была задействована и для чего, да никто в команде не понимал, что происходит. В итоге весь проект протащил один человек. Тогда я увидела, что есть движение в сторону граффити. Вообще и мысли не было в это влазить, чтобы я там что-то разрисовывала. Думала, что есть куча хороших художников, вот пусть они и рисуют. Но чем больше я интересовалась уличной живописью, тем яснее понимала, что их не так-то уж много. Или приходит талантливый парень, толкает на реализацию не свою тему, а какую-то коммерцию. Потому что «продает». Ну, получишь ты за свою работу круглую сумму денег, но деньги кончатся, а эта работа останется. И люди так и не узнают, что может быть иначе. Ведь видно, когда человек делает что-то искренне, а когда нет.
А я как раз на тот момент рисовала чувачков разной формы, просто по приколу, нравилось придумывать. Это отдушина, когда ты окончил художественное училище и пошел на взрослую работу, где люди не такие гибкие и пластичные, как чувачки у тебя в голове. Вот и придумываешь, какого-то легкого персонажа. Не ставила себе целью стать первым и единственным человеком, женщиной, которая рисует чувачков. Чтобы на твоем надгробном камне осталась надпись: «Была, значит, такая красноярская чувакограффитчица Анастасия». Несмотря на это, многие начали узнавать обо мне через них, кто-то претенциозно заявлял: «Видал я чувачков и покраше!», кто-то видел в них Малевича, кто-то — дань русским гопникам. Ты просто что-то рисуешь, а у кого-то уже есть об этом мнение. Круто. Решила тогда завязывать с виртуальной версией и расклейкой листочков с изображениями по городу, и перейти к их серьезному оживлению в большом формате.

 

 

 

 

 

 

1 /


Как проходил конкурс?

На нем было два этапа просмотра работ. На первом ребята из комиссии помогали советами художникам для второго этапа. На втором этапе, думала, что меня сольют. Я два раза надерзила организаторам конкурса, когда они задавали наводящие вопросы к двум другим моим проектам на тему прав животных. Но проект прошел, удачно исполнен. Огромное спасибо организаторам за их терпение и за такую возможность. Реализовывала идею с тремя художниками, глаз у меня наметан, поэтому в команде были ребята с руками вроде из нужного места. На самом деле, до меня только-только доходит, какая была проделана работа. Что даже сейчас я о ней что-то рассказываю, уже что-то значит — здорово. Ну, и приобрела ценный опыт, и теперь точно знаю, с кем никогда не буду работать.

Та самая двухсотметровая работа Насти на спуске к набережной за Центральным парком.
В твоем творчестве много изображений собак. Почему?

Моей собаки не стало в последний день оформления стены. Осознала, как много мы тратим времени на второстепенные вещи.

 

 

 

 

 

 

1 /


К какому художественному стилю себя относишь? Твои работы запоминающиеся и узнаваемые.
  
Я пока не поняла, что такое стиль. Мой бывший арт-директор это подтвердит.

Хочу разобраться с оформлением стен приюта для собак. Нет тяги к участию в выставках.
Над чем работаешь сейчас? Есть в планах персоналка?

Хочу разобраться с оформлением стен приюта для собак. Нет тяги к участию в выставках. Куда интереснее наблюдать за развитием интернет-индустрии. Думаю, было бы круто, если бы теги художников из разных стран могли выскакивать на экран во время прочтения человеком какой-либо статьи. Реклама же может.



Фото, GIF: Руслан Максимов