МУЛЬТИНТЕРВЬЮ: финская творческая группа IC-98 (Патрик Сёдерлунд и Виса Суонпаа)

7 июня в красноярском Музейном центре "Площадь мира" финская творческая группа IC-98 (Патрик Сёдерлунд и Виса Суонпаа) представила видео-инсталляцию «Вечерняя Земля», показанную в основной программе 56-й Венецианской биеннале в 2015 году.

7 июня в красноярском Музейном центре "Площадь мира" финская творческая группа IC-98 (Патрик Сёдерлунд и  Виса Суонпаа) представила видео-инсталляцию «Вечерняя Земля», показанную в основной программе 56-й Венецианской биеннале в 2015 году.


«Вечерняя земля» (Abend land) является поэтической медитацией по Антропоцену. В обрисованной пост-человеческой эпохе будущее проявляется в перспективе «глубокого времени», открывая другой план темпоральности. Глубокое время начинает резонировать через мимолетные циклы жизни, и пространство предстает как бесконечная темная материя. Эта работа – и о сдерживании экологических катастроф, отсылая, в частности, к теме хранения отработанного ядерного топлива (случай Oнкало в Олкилуото, Финляндия).


Культура24 спросила художников о смыслах их творчества и смыслах вечных.



- Конечно, традиционно рассматриваются несколько вариантов: люди могут остаться на Земле или покинуть планету. Мне кажется, что есть еще один неплохой вариант – смерть. Переход в бестелесную форму. Ну, если так на это смотреть – мы бы предпочли, чтобы человечество исчезло.

- Всё, что есть сейчас и всё, что могло бы быть в мире без людей. Например, биологические виды, животные и растения, которые не могут полноценно существовать, пока люди действуют подобно паразитам. И я не говорю о новых видах – я имею в виду существ, которые живут на Земле сейчас, угнетённые человеческим влиянием.

- Нам пора уйти и дать другим видам возможность процветать.

- Автор музыки – современный финский композитор Макс Савикангас. Это композиция для контрабаса, контрабасового кларнета (низкие звуки, которые он издаёт, вызывают ассоциации с африканскими деревянными духовыми инструментами, но он используется в рамках западной музыкальной традиции) и электронных инструментов.

- Мы не определяем конкретные эмоции, которые хотели бы вызвать у аудитории, и не хотим диктовать выводы, к которым могут прийти люди, воспринимающие нашу работу.

- Зрителю не обязательно угадывать наши интенции – мы просто создаем пространство для размышлений.

- С институциональной точки зрения, мы – художники. Но концептуально наш подход не совсем традиционный – у нас не художественное образование, мы пришли в искусство из истории культуры. Поэтому мы приучены работать как исследователи, а не художники. Мы не воспринимаем наше творчество как часть художественной традиции. Для нас в большей степени важен мыслительный процесс.


- Обычно художники используют определенные материалы. Мы же не задумываемся о носителе, когда начинаем работать над идеями или темой. Он формируется уже в процессе.

- Мы выбираем, будет ли это книга или анимация или инсталляция, только когда концепция, наполнение и сюжет уже продуманы. Вот, например, тот, кто занимается живописью, может подумать: “Окей, я нарисую свои идеи”. В нашем случае идея начальна – способ выражения приходит вслед за ней. И здесь нам нравится исследовать подходы и пробовать различные способы. Мы создаем открытое пространство для размышлений, где люди, взаимодействуя с нашими работами, могли бы прийти к определенным идеям. Мы хотим спровоцировать обсуждения, в результате которых аудитория, возможно, получит инструменты для осуществления собственных замыслов, будет готова к конкретным политическим действиям. Мы вкладываем в работы зачастую неоднозначный посыл: если бы они имели большее политическое воздействие, мы бы занимались уже не искусством, а чем-то более конкретным – были политиками или активистами. Но нам нравится думать, что можно оставаться злободневными, не навязывая догмы и не ограничиваясь одним чётким посылом. Это работает в политике, но не в искусстве.


- Название нашего проекта – «Abendland» («Вечерняя земля»). Это немецкое слово, концепт, имеющий несколько значений. В немецком языке используются термины «abendland» и «morgenland» (прим.: дословно – «вечерняя земля» и «утренняя земля»). «Abendland» относится к западной цивилизации: запад – место, где заходит солнце. То есть они используют эти слова в прямом смысле для обозначения Запада и Востока. Но «abendland» также используется в рамках культурного пессимизма начала двадцатого века и обозначает упадок западной культуры, закат западного мира. Но нам не интересно деление на Запад и Восток, ориентализм и оксидентализм. Мы отходим от него – в нашем случае термин обозначает закат всего человеческого общества. Сумерки в свою очередь сменяются ночью – гибелью человечества. Но так как природа циклична, утро все же наступит – в этом оптимистичный посыл нашей работы. Однако нам необходимо научиться мыслить, не ставя человека во главу всей прочей жизни: возвращаясь к тому, о чём я говорил ранее – оптимизм здесь обращен ко всем другим видам, утро настанет для других форм жизни, животных и растений, сменяя собою век людей.

- В этом заключается один из парадоксов человеческой жизни. Но, как утверждал Ницше, мы вынуждены противоречить сами себе.


Никулина Алена