Эвенки

Эвенки (илэ — «человек»; эвэнк, тонгус, орочен (от «орон» — «олень») — коренной народ в Средней и Восточной Сибири. Устаревшее русское название эвенков — тунгусы.

Эвенки (илэ — «человек»; эвэнк, тонгус, орочен (от «орон» — «олень») — коренной народ в Средней и Восточной Сибири. Устаревшее русское название эвенков — тунгусы.


Эвенки проживают на большой территории: от побережья Охотского моря на востоке до Енисея на западе, от Северного Ледовитого океана на севере до Прибайкалья и Амура на юге. За пределами России эвенки живут в Маньчжурии (Китай) и Монголии. Территориями преимущественного проживания являются Республика Саха (Якутия), Красноярский край, Хабаровский край, Республика Бурятия, Читинская и Амурская области.

Говорят на эвенкийском языке тунгусо-маньчжурской группы алтайской семьи. 

Диалекты делятся на три большие группы: северную (к северу от Нижней Тунгуски), южную (к югу от Нижней Тунгуски), и восточную (к востоку от Витима и Лены). В 1928—1929 гг. была создана письменность на основе латинского, в 1937 г. — русского алфавита. Литературный язык —на основе подкаменнотунгусского говора.

Делятся на несколько субэтнических групп. Наибольшее различие — между западными (Красноярский край, Иркутская обл. и др.) и восточными (Амурская обл., Хабаровский край) эвенками. До XIX в. выделялась многочисленная группа так называемых конных эвенков Забайкалья, которая впоследствии была ассимилирована бурятами и русскими.

Где и когда появился народ, называемый эвенками, до сих пор неясно. Считается, что процесс его формирования начался еще в 1-м тыс. н. э. путем смешения местного населения Восточной Сибири с тунгусскими племенами, пришедшими из Прибайкалья и Забайкалья. В результате образовались различные хозяйственно-культурные типы эвенков: пешие (охотники), орочен — оленные (оленеводы) и мурчен — конные (коневоды).


Мария Леонтьева Мукто и Мария Феодоровна Чапогир на охоте на белку в лесу. Эвенки. Эвенкийский национальный округ, 1939 г. Автор: И. И. Балуев. Из фонда стеклянных негативов Красноярского краевого краеведческого музея.

Верующие эвенки — православные. В то же время сохранились культы духов, промысловые родовые культы, шаманизм. Христианизация эвенков началась с XVII в., но часть из них (особенно на севере) до сих пор сохраняет традиционные верования: культ предков, шаманство, элементы тотемизма, промысловые и родовые культы. 

Были известны представления о душе (оми), о верхнем и нижнем мире, о соединяющей их шаманской реке Энгдекит, о сотворении мира двумя братьями и др. Особенно важную роль играли представления о родстве человека и медведя, бытовал т. н. медвежий праздник.

У эвенков развились классические формы шаманства. Само слово «шаман» имеет тунгусское происхождение. Шаманы, являясь посредниками между людьми и духами, совершали в образе зверя или своего духа-предка полеты по мирам Вселенной с различными целями: вылечить от болезней, найти пропавшее, обеспечить хороший приплод, помочь рождению ребенка, проводить в мир мертвых душу умершего. Для этой цели шаманы имелидухов-помощников, фигуры которых вырезали из дерева, изготавливали из железа и меха.

Шаман имел особый костюм с бахромой и металлическими нашивками, шапку с бахромой, опускающейся на лицо, бубен овальной формы с колотушкой. Тунгусские шаманы считались самыми сильными в Сибири, к их помощи прибегали и другие народы. Места захоронений известных шаманов приобретали сакральный характер (например, эвенкийское шаманское стойбище «Ураган» в Енисейском районе Красноярского края).

У эвенков встречалось несколько вариантов традиционного похоронного обряда. До XVIII в. преобладало воздушное захоронение: тело укладывали на помосте и закрывали ветками. Рядом клали оружие, личные вещи покойного. Другой способ: устанавливали гроб на столбах. Чум покойного сжигали и откочевывали на новое место. Спустя год собирались на поминки. В XIX в. под влиянием православия перешли на захоронение в земле, при этом закалывали и съедали оленя, а голову и шкуру развешивали по соседним деревьям. Место для захоронения подбирали высокое и сухое. Сопроводительный инвентарь и одежду портили.

Фольклор эвенков включал песни-импровизации, мифологический и исторический эпос, сказки о животных, исторические и бытовые предания. Эпос читался речитативом, обычно в течение ночи. Часто в исполнении принимали участие слушатели, повторяя отдельные строки за сказителем.

Отдельные группы эвенков имели своих эпических героев (сонинг) — например, Урэн у илимпийских эвенков, Хэвэкэ — на Подкаменной Тунгуске. Из музыкальных инструментов известны варганы (деревянные и костяные), бубен, музыкальный лук и др.; из танцев у енисейских эвенков популярен круговой хоровод (ехарье), исполнявшийся под песенную импровизацию. Игры носили характер состязания в борьбе, стрельбе, беге и т. д.

В 1928—1929 гг. была создана эвенкийская письменность на основе латинской, а

с 1937 г. — русской графики. С 1930-х гг. ведется преподавание эвенкийского языка в школах, на этом языке издаются учебники, художественная литература, ведется радиовещание.

В 1930 г. в Эвенкии появились первые очаги эвенкийской культуры — красные чумы, которые действовали до 1974 г. Им на смену пришли сельские дома культуры и сельские клубы, библиотеки.

С 1967 г. в Эвенкии существует вокально-хореографический ансамбль эвенков «Осиктакан» («Звездочка»), получивший общероссийскую и мировую известность. Эвенкийский народ в Красноярском крае по праву гордится многими своими земляками, среди которых государственные деятели М. И. Монго и В. Н. Увачан — историк-северовед, опубликовавший более 130 научных трудов. В память о них были учреждены специальные стипендии для эвенкийских студентов. Имя Героя Советского Союза И. П. Увачана носит одна из школ Эвенкии.

Связали свою судьбу с Красноярским краем эвенкийский писатель Султынча Пикунов, собирательница эвенкийских сказок Ксения Воронина-Салаткина, сказительница и мелодистка Евгения Курейская. Очень популярна в Эвенкии поэзия Николая Оегира (1926—1988).

В Красноярске проживает известный эвенкийский писатель Алитет Немтушкин — заслуженный работник культуры России, автор более двадцати сборников поэзии и прозы. Его роман «Дорога в нижний мир» был удостоен литературной премии России 1992 г.

Национальная культура и традиции эвенкийского народа, красота родного края отражены в творчестве композитора Олега Чапогира, исполнителя народных песен Валерия Мукто, художников Романа Пикунова, Сергея Салаткина, Надежды Хукочар-Потаповой, Ануфрия Эмидака, мастеровдекоративно-прикладного искусства З. В. и Д. В. Путогиров, Н. К. Комбагира.