Коренные народы. Кеты

Кеты (кет — «человек», кето, денг, остяки) — коренной народ Красноярского края. Живут в среднем и нижнем течении Енисея дисперсными группами
Кеты (кет — «человек», кето, денг, остяки) — коренной народ Красноярского края. Живут в среднем и нижнем течении Енисея дисперсными группами. 

К концу XIX в. в Енисейской губернии кеты насчитывали 993 человека при преобладании мужчин (54,2 %). Советская перепись 1926 г. зафиксировала их максимальную численность в 1402 человека. Во второй половине XX в. количественный состав кетов стабилизировался на уровне 1000 человек.

По данным переписи населения 2010 г., в Красноярском крае проживает 957 кетов. В Красноярском крае имеется шесть территориально компактных групп проживания кетов: елогуйская (поселок Келлог на реке Елогуй), сургутихинская (поселок Сургутиха на одноименной речке), пакулихинская (поселок Бакланиха на Енисее), курейская (поселок Серково на реке Курейке и поселок Мадуйка на озере Мадуйском) — все в Туруханском районе; сымская (поселок Сым на реке Сым) в Енисейском районе; подкаменнотунгусская (поселок Суломай на реке Подкаменной Тунгуске). Всего в Красноярском крае имеется девять поселков компактного проживания кетов, из них только Келлог и Суломай можно считать моноэтническими.


Кетский язык является уникальным в своем роде языком-изолятом. Это единственный представитель особой енисейской группы палеоазиатской семьи. Известны два диалекта: имбатский и сымский (югский). Последний принято считать в настоящее время самостоятельным языком. Письменность с 1980-х гг. — на основе русской графики.

Верующие кеты — православные, часть придерживается традиционного культа (шаманизм), появляются последователи евангельского христианства.

В 1980-х гг. для кетов была разработана письменность, и в ряде поселков началось преподавание родного языка в начальных классах. К 2004 г. кетский этнокомпонент (родной язык как предмет, история и обычаи, традиционное природопользование) применялся в восьми школах Красноярского края и Эвенкии. Помимо этого, в национальных факториях Туруханского района работало шесть дошкольных учреждений, девять библиотек и восемь клубов. Однако в целом перед кетами стоит реальная угроза утери родного языка. На сегодня лишь 35,6 % из них признают кетский язык родным, свободно им владеют 22,2 % (а среди детей — менее 10 %).

Термин «кет» был введен в обиход в 1920-х гг. Ранее в русской литературе кеты были известны как остяки, енисейские остяки, енисейцы. Предки кетов издавна жили на территории Южной Сибири вместе с другими представителями так называемых енисейскоязычных народов: аринов, ассанов, яринцев, тинцев, бахтинцев, коттов и др.
Некоторые кетоязычные группы в IX—XIII вв. ушли на север, осев на среднем Енисее и его притоках. Именно здесь, в контакте с хантами и селькупами, а затем и с эвенками, сформировалась самобытная кетская культура. В дальнейшем кеты продвигались на север вплоть до рек Турухан, Курейка и озера Мадуйского, вытесняя оттуда или ассимилируя энцев.
Оставшиеся на юге енисейские племена были постепенно к XVIII—XIX вв. ассимилированы окружающими их народами. В частности, енисейцы участвовали в формировании отдельных групп хакасов (качинцев), тувинцев, шорцев, северных алтайцев.

С конца XVIII в. кеты объединились в управы, внутри которых жили отдельными стойбищами из нескольких семей. К началу XX в. у кетов преобладали малые семьи.
Браку предшествовал сговор и сватовство. Центральным моментом сговора был обряд с котлом. Родственники жениха наполняли подарками (беличьи шкурки, платки) медный котел и относили к чуму невесты. Перевернутый котел означал отказ, принятие подарков — согласие на брак. После этого стороны договаривались о выкупе (калым) за невесту.

Национальные особенности ярко проявляются и в похоронной обрядности.
У кетов бытовало несколько видов захоронений, в частности, в земле и воздушное. К XIX в. воздушное захоронение применялось только в отношении шаманов и детей. Покойника укладывали в яму на спину, головой к востоку, закрывали двумя досками. На могиле устанавливалась палка с развилкой, позже — православный крест. Особенностью является привязывание к кресту лоскутов белой материи. Встречались захоронения в перевернутой лодке. Воздушные захоронения устраивались в пне срубленного дерева или на помосте. Сопроводительный инвентарь ломался и портился.

Исконными занятиями кетов были пешая охота на копытных (лось, олень), водоплавающую и боровую дичь, массовый лов рыбы котцом (загородка с плетеной ловушкой). С введением ясака, а затем с развитием товарных отношений первое место занимает пушной промысел (соболь, белка).

Орудия промысла — лук и стрелы — использовались для охоты на все виды животных и птиц вплоть до 1930-х гг. Северная часть кетов заимствовала у ненцев в ограниченных размерах транспортное оленеводство, которое полностью исчезло в 1970-х гг.

Кетские охотники передвигались на широких лыжах из ели, оклеенных снизу камусом. Груз перевозили на подвижной ручной нарте. Тащить ее помогала собака. Для передвижения по воде использовались большие дощатые лодки-илимки (грузоподъемность до четырех тонн) с мачтой и парусом, жилой частью, крытой берестой. На мелководье и озерах широко применялись выдолбленные из осины лодки-ветки.

Домашними занятиями мужчин были обработка дерева, кости, рога, кузнечество. Кетские луки и орудия труда (ножи, скребки и др.) славились на Енисейском Севере и служили предметом обмена. Женщины выделывали шкуры и бересту, изготавливали из них одежду, предметы утвари.
Традиционным для кетов жилищем является полуземлянка (баннус — земляной чум) с квадратным каркасом из бревен и земляным покрытием, а также конический чум (кус), покрытый берестяными тисками (сшитые куски бересты). В качестве временного жилища использовались сводчатые шалаши из гнутых прутьев, крытые берестой. В летний период на рыболовных угодьях жили в лодках-илимках.

С переходом на оседлость у кетов появляются срубные дома. К концу 1950-х гг. кеты окончательно отказываются от землянок. Чумы еще используются, но только в качестве временного жилья на промысле.

Национальная одежда: стеганый суконный кафтан на подкладке из заячьих шкур, меховая парка (короткая у мужчин, длинная у женщин) из оленьей шкуры. Женской одежде присущи более яркая цветовая гамма, бусы, пояс из цветной (чаще красной) ткани. Нижняя одежда и летняя обувь изготавливались из ровдуги. Зимняя обувь состояла из мехового черка и суконных голенищ.

Северные кеты-оленеводы зимой надевали меховую парку с капюшоном и меховую обувь. Головным убором всех сезонов зачастую служил покупной платок, который складывался по диагонали и завязывался под подбородком. Охотники для защиты лица от ветра, а глаз от блеска весеннего снега поверх ситцевого платка надевали налобник из плотно нанизанных на ремешок беличьих хвостов.

Традиционная пища — вареная и жаренная на рожне рыба, мясо. Использовались заготовленные впрок вяленое мясо и рыбопродукты — юкола и порса, рыбий жир. Готовили на костре, пресные лепешки выпекали из муки в золе костра или глинобитной печи. Летом рацион кетов дополнялся ягодами, клубнями сараны, черемшой. Пили отвары трав, заменявшие покупной чай.

К концу 1950-х гг. кеты окончательно отказались от землянок. Чумы еще использовались, но только в качестве временного жилья на промысле.

Хотя кеты официально считались обращенными в православие еще в XVIII в., у них сохранялись традиционные верования и культы, сформировавшиеся на основе ранних мифологических представлений о мире. В образе верховного бога Есь олицетворялись небо и связанные с ним явления природы. Ему противостояла хозяйка севера и носительница зла Хоседэм, насылающая беды, порчу, мор и болезни. Юг персонифицировался в образе хозяйки перелетных птиц Томэм.
Существовали культы огня, духов — семейных охранителей, духов — хозяев отдельных мест и промысловых животных. Особое место занимал ритуал по случаю добычи медведя (медвежий праздник), в образе которого, считалось, в гости к живым является умерший родственник.
 Шаманство у кетов не было профессиональным. Главной функцией шаманов было лечение и предсказание.
Фольклор кетов включал в себя космогонические сказания и мифы: о происхождении мира и человека, мифическом Альбэ, его борьбе с Хоседэм и превращении его в каменный хребет на восточном берегу Енисея, о богатыре Бальнэ. Распространены сказки о животных, о покровителе и хозяине лесных зверей Кайгусе, посылавшем промысловую удачу, о злой Кэлбэсам, обманывающей людей.
Были популярны также загадки и песни-импровизации.

В качестве музыкальных инструментов использовались варган (из кости или дерева), играющая струна-жила, музыкальный лук и смычковая лютня. Традиционное изобразительное искусство — вышивка подшейным волосом оленя, резьба по кости, дереву, орнаментация бересты, меховая аппликация.