Красноярский писатель Эдуард Русаков стал лауреатом Международной премии имени Фазиля Искандера

9 сентября в Центральном доме литераторов в Москве состоялось вручение престижной Международной премии им. Фазиля Искандера. Красноярский писатель Эдуард Русаков победил в категории «Проза» с книгой «Майский сон о счастье».

Эдуард Русаков – красноярский писатель, журналист, член Союза российских писателей, заместитель главного редактора журнала «День и ночь». Печатается как прозаик с 1966 года. Его произведения переводились на азербайджанский, болгарский, венгерский, казахский, немецкий, словенский, финский, французский и японский языки.

По словам председателя жюри, президента Русского ПЕН-центра Евгения Попова, Русаков является «самым крупным прозаиком из ныне живущих по ту сторону Уральского хребта».

«Наша премия заново открывает Эдуарда Русакова для всероссийского читателя. Он создал собственный уникальный стиль и нарисовал фантасмагорическую, но и уходящую корнями в подлинную реальность картину Сибири. Эпос Русакова непостижимым образом перекликается с эпосом Искандера», – отметил Евгений Попов.

Сам автор говорит о своем творчестве так:

«Все взято из жизни, перетасовано, перемонтировано. Есть истории придуманные, кем-то рассказанные и переделанные, вычитанные из новостийной заметки. Но темы, впечатления, фактура – все из реальности. Каждому человеку не хочется просто так барахтаться, хочется найти какой-то смысл. Не спрашивайте меня, в чем он. Может, его и нет, я не знаю»... »

Публикуем отрывок из «лирической фантазии» Эдуарда Русакова «Майский сон о счастье»:

“Красноярск красивый интеллигентный город; в сравнении перед ним Томск свинья в ермолке и моветон... Я согласился бы жить в Красноярске...”

А.П.Чехов (письмо родным, 28 мая 1890 года).

“Женщина здесь так же скучна, как сибирская природа: она не колоритна, холодна, не умеет одеваться, не поет, не смеется, не миловидна и, как выразился один старожил в разговоре со мной: “жестка на ощупь”...

А.П.Чехов (“Из Сибири”, 1890 год).


– А НЕ ВЫПИТЬ ЛИ НАМ ВОДКИ?

С этим сакраментальным вопросом торжественно обратился ко мне один из моих спутников, один из двух вечно пьяных поручиков, которых я различаю по внешним приметам. Пехотный поручик (опять забыл имя!) фон Шмидт – в мохнатой папахе, а поручик-топограф Гуго Федорович Меллер – с аксельбантом. Оба уставились на меня с жадной приязнью и любопытством.

– Имейте терпение, господа, – говорю им с предельной любезностью. – Мы уже подъезжаем к Красноярску. Там, на станции, можно будет и...

– Ах, какой вы педант, Антон Палыч, – ласково перебил меня тот поручик, что в мохнатой папахе. – А на свежем-то воздухе, на колесах-то, под весенним-то солнышком – выпить куда приятней!

– Золотые слова! – поддержал его тот, что с аксельбантом, доставая из своего дорожного погребца пузатый штоф и связку баранок (все это куплено на мои деньги, взятые у меня в долг). – Небось, не расплещу...

– Нет уж, увольте, – отказываюсь более строгим тоном. – Вы лучше полюбуйтесь, господа, какая вокруг красота... Наконец-то мы с вами въехали в лето!

– Вот за это и выпьем, – говорит мохнатая папаха, вынимая из рундучка два серебряных стаканчика. – За красоту натуры! И за ваше здоровье, доктор!

Киваю с улыбкой. Пейте, пейте, а мне здоровье и впрямь не помешает. Впрочем, папиросу, так и быть, закурю, хотя с моими-то легкими...

Наш тарантас выезжает из леса на просторную равнину, вдоль дороги радуют глаз молодые березки с распустившимися зелеными листочками (а ведь еще за три станции, совсем недавно, на березах почки даже не потрескались), и солнце светит так ярко, так ослепительно, так по-летнему жарко, что я снимаю шапку и распахиваю полушубок, и не могу согнать с лица улыбку, и мои хмельные спутники переглядываются, явно посмеиваясь надо мной.

Ну и пусть смеются: наконец-то закончилась многодневная грязь, и промозглый холодный ветер, и гнусные нескончаемые дожди. А сейчас – мы будто приехали в землю обетованную... Слава тебе, Господи!

Дорога пошла под уклон. А вон и Красноярск появился как на ладони – небольшой, но красивый город. Сияют под солнцем купола храмов, слева на холме видна часовня с золотой маковкой, а там, дальше – широкий Енисей, острова, а еще дальше, на противоположном берегу, синеют горы, похожие на Кавказ или даже на швейцарские Альпы...


Для справки:
  

Премия имени Фазиля Искандера была учреждена Русским ПЕН-центром в августе 2016 года. Цель ее учредителей – напомнить об искандеровских традициях человечности, юмора и красоты. Кроме того, в номинации «Проза» на премию выдвигаются произведения, созданные по мотивам книг самого Фазиля Искандера.

Читайте также
  • «Эпоха Павла Федирко»: время, которое изменило Красноярск

    13 сентября Павлу Федирко исполняется 85 лет. Для Красноярского края это имя значит многое – целых 15 лет он стоял во главе региона с 1972-го по 1987-ой годы. «Эпоха Федирко» – это время, когда в Красноярске строились театры и музеи, стадионы и бассейны, больницы и целые микрорайоны. Время, которое изменило Красноярск. О Павле Федирко рассказываем в этапах и главных событиях.

  • На премьеру спектакля по произведениям Дмитрия Александровича Пригова приедет вдова писателя

    На премьеру спектакля по произведениям Дмитрия Александровича Пригова «Я. Другой. Такой. Страны» в театре им.А. С. Пушкина в Красноярск прилетит вдова писателя Надежда Бурова. 

  • Грандиозными концертами открылся 64-й сезон филармонии

    Открыл сезон творческий эксперимент двух оркестров: Красноярского Академического Симфонического Оркестра под управлением главного дирижера и художественного руководителя Владимира Ланде и Красноярского филармонического русского оркестра имени А. Ю. Бардина под управлением главного дирижера и художественного руководителя Валерия Шелепова.