Дмитрий Болотов, Илья Сураев и Андрей Бардин о культуре протеста в почти мирное время

Молодежные субкультуры дождались перемен. Вчерашние гранжеры, металлисты, готы, эмо и прочие состригли челки, сняли косухи и ушли работать на заводы и в офисы. Вместе с ними ушёл и протест, как коллективное культурное действо. Теперь недовольство чаще всего выражают поодиночке – иронично пишут в собственном блоге, читают в лицо сопернику заготовленный панч или сооружают грандиозную инсталляцию, которая кричит о неспособности других понять возвышенное. Мы узнали у трёх красноярцев, как они относятся к протестам в искусстве и протестуют ли они против чего-то прямо сейчас.




Дмитрий Болотов, главный редактор портала «Дела»

«В молодости все верят в некий протест, искренне думают, что его можно использовать как какой-то инструмент для движения к общему счастью. Я тоже ходил в косухе, писал песни и слушал громкую рок-музыку. В восьмидесятых это было круто. 

Но потом пришло понимание, что протест тоже коммерциализируется. Особенно это стало понятно после того, как радикальные музыкальные стили, типа трэш-металл и гранж начали зарабатывать кучу денег. И люди из подполья стали бизнесменами». 

«Сегодня я уже не слежу за протестным искусством. Более того, не понимаю, что оно должно декларировать и как его отличить от просто искусства. Бывает талантливо и не талантливо, остальное все от лукавого. 

Сам же я продолжаю, если это можно так назвать, протестовать, но уже против несуразности и нелогичности действий государства и общественных институтов – это нормальное состояние для думающего человека. Это помогает как в работе, так и в музыке».

Андрей Бардин, красноярский органист

«Что касается современных музыкантов, то сначала нужно понять, кто против чего протестует. Допустим, некоторые российские рок-музыканты протестуют против власти. Но, тем не менее, сидят с ней за одним столом, пьют чай и излагают свою позицию. Шнуров протестует против «общества добропорядочных граждан»? Тем не менее, пытается цитировать Гумилёва у себя в клипе. Вообще с этим протестом все сложно. Мне кажется, значительная часть того, что горделиво именует себя современным искусством, вряд ли вообще попадает в разряд искусства. Особенно это касается того, что делает протест своей главной составляющей.

Для меня эталон протестной культуры – протестантизм, его музыка и литература. Ну а сейчас, далеко не всегда те, кто протестуют, в действительности чем-то недовольны». 

Илья Сураев, директор по развитию медиагруппы «Прима»

«Чем больше определений можно подобрать к конкретному человеку, тем тяжелее ему жить. Любые маркеры тянут к земле и мешают бежать вперёд. Я достаточно рано это понял, поэтому избежал в молодости приставки «панк» или «рейвер». Но я общался с приятелями, которые были неформалами. Протеста там было немного. Обычное подростковое желание выпендриться и получить кайф от жизни».

«Есть масса вещей, которые меня злят. И это рождает ощущение протеста. Пустословие, несправедливость, глупые люди, праздники по расписанию, уродство, неуважение чужого сна, отсутствие толерантности... Масса вещей! Но я понимаю, что выражать публично этот протест в виде постов в фейсбуке - дурновкусие. А переводить эту энергию в творчество у меня не хватает таланта. Поэтому всю злость и необходимость протеста я сублимирую в работу. Вот был у меня протест против того, как люди обычно отдыхают на природе, и мы с командой сделали фестиваль «Зелёный».

Есть только один протест – ты против всего мира. Это болезненное чувство, когда ты физически ощущаешь несовершенство людей и красоту этого мира одновременно. И на этом резонансе могут рождаться прекрасные произведения искусства. Всё остальное – конъюнктура. Особенно смешны в желании показаться нонконформистами современные рэперы. За редким исключением – это детский сад и маркетинг.

На мой взгляд, самые яркие и настоящие герои культурного протеста – это Иисус Христос, Велимир Хлебников и Егор Летов. Из современников не могу привести примеров. Мы живём в мире обесцененных слов и смыслов. Любой протест массовая культура (а другой, спасибо интернету, нет) тут же превращает в игру».

Читайте также